Home » Акмолинский обком, Партийная жизнь » В Куропаткино гордятся труженицей тыла

В Куропаткино гордятся труженицей тыла

Сложа на стол натруженные руки, Анастасия Семеновна Шкаруба неторопливо рассказывала о своем далеком прошлом. Говорила складно, отдельные моменты былого произносила с ощущением внутренней боли. Признаюсь, в те минуты представилось, что простая крестьянка преклонных лет вроде бы как перечитывала страницы уже знакомой книги. Нахлынули воспоминания о босоногом детстве военного лихолетия и застывшая в памяти ситуация в хате в день получения похоронки на отца. До сих пор слышатся душераздирающие крики и стоны, временами впадших в истерику мамы, бабушки и старших сестер. А там, за стеной, во дворе – рыдания убитых горем родителей по погибшим на фронте восемнадцатилетним сыновьям Андрее, Сергее, Николае Рябовол. То было страшное и тяжелое время для тех, кто воевал с врагом и находился в тылу.

– Мне шел четырнадцатый год, когда началась Великая Отечественная война. В нашем крае не гремели залпы орудий, не пылали пламенем пожарищ села, но отзвуки всеобщей пришедшей трагедии ощущались здорово на каждом здесь живущем. Уже на второй день из нашего села Куропаткино были мобилизованы в Красную Армию почти все работоспособные мужчины, значительная часть тракторов, автомашин и лошадей, что имела сельхозартель им. Жданова, была взята на фронт. На полях трудились старики, женщины и подростки.

– Не скрою, – продолжала Анастасия Шкаруба, – труд селян был изнурителен. Все его тяготы ощутила на себе. На поле зрели хлеба, приближалась уборка. Рабочих рук не хватало, и нас, детей-подростков, наравне со взрослыми определяли на все без исключения участки колхозного производства. Особенно доставалось тем, кто трудился на лобогрейках. Всю срезанную хлебную массу этой жаткой простой конструкции, надо было вилами сталкивать с платформы в валок. От непосильной за день работы отекали руки, ныл позвоночник. Я и мои сверстники трудились в поле пока хватало сил. Нередко после косовицы, правда, не настаивая, бригадир просил помочь женщинам вязать снопы. Работа затягивалась до полуночи, а потом три-четыре часа отдыха – и снова в поле. Не роптали, потому как четко понимали справедливый характер войны, священную обязанность каждого селянина в тылу защищать свою Родину самоотверженным трудом. Большую часть производимой продукции полей и ферм наши колхозники поставляли фронту. И этим гордились. Самим продовольствия, естественно, не хватало, питались очень скудно. В поле для нас повар варил затируху, а домочадцы ели что придется.

Сколько же разной работы довелось переделать в годы юности этой скромной женщине и ее сверстникам. Рассказывала, что девочки-подростки наравне со взрослыми женщинами занимались и выращиванием картофеля, кукурузы, табака, овощных – руками каждой селянки обрабатывались по три и больше гектаров пропашных культур.

– Передышки, – лукаво улыбаясь, говорила Анастасия Семеновна, – за все годы войны у нас не было. Приходилось даже в декабре-январе обмолачивать зерновые. Труд монотонный, малопроизводительный. Рядом со скирдой устанавливали стационарную молотилку, которая действовала при помощи ременного привода. Здесь же, на временном току, зерно очищали ручной веялкой, а затем его засыпали в мешки и подводами отправляли в колхозные амбары.

Шел второй год войны. К своему совершеннолетию Анастасия Шкаруба прошла по всем участкам колхозного производства, втянулась в работу, слыла в передовиках. Одно время возглавляла даже звено из семи человек. – Мои подчиненные, – с особой теплотой отозвалась о подругах юности Анастасия Семенова, – были очень ответственные, любое дело «горело» в их руках. Как-то вечером прибегает посыльный и говорит: «Настя, тебя с подругами приглашает председатель колхоза. Поторопись». Ожидать никого не пришлось, все девчата собрались дружно. Уставший от бессонных ночей и постоянных забот голова, взглянул на нас и без лишних слов проговорил: «Наше хозяйство получило шесть новых тракторов. Правление приняло решение из вашего звена создать женскую тракторную бригаду. Завтра принимайте технику, укомплектуете всем необходимым, а там, глядишь через неделю и хлеба начнем убирать. Никакие доводы не принимаются». От услышанного все мы оторопели, и как сговорившись в один голос произнесли: «Да мы даже не знаем с какой стороны подойти к «ХТЗ» и «Универсалу», а вы обязываете нас работать на этой технике.

– Обучат, – последовал ответ.

И правда, утром к девчатам на хоздвор, где находилась сельхозтехника, подошли Авраам Дудка и Егор Вильгельм. Славные старики, старательные труженики, технари по признанию. Их, ремонтников, прикрепили к женской тракторной бригаде. В течение часа они объясняли, какие следует ежедневно проводить угодные работы, как запустить двигатель трактора. Затем поочередно сажали за руль машин, пахнущих еще заводской краской, и, находясь рядом наблюдали, как девушки управляют трактором по прямой и на разворотах. Если у кого-то не получалось, повторяли выполнение задания. На этом учеба курсантов завершилась.

Конечно, техника была несовершенна, часто выходила из строя. – Остановится трактор посреди загонки, – делилась собеседница, – и не знаешь с какой стороны к нему подойти. В таких случаях помогали наставники. Прямо в поле снимали забарахливший двигатель, делали перетяжку поршневой, меняли коренные вкладыши коленвалов, на ходу устраняли другие поломки. Любые сбои работы узлов и агрегатов тракторов определяли «на глазок». Трудились споро и ни в чем не подводили правление колхоза. Женская тракторная бригада с. Куропаткино, руководимая Анастасией Шкаруба в годы войны, внесла весомый вклад в общую копилку добрых дел колхозников, многое сделала для увеличения производства зерна, повышение урожайности полей. Сотни хлебных обозов тогда куропатинцы отправляли сражающейся Красной Армии, конкретно доказывая единство фронта и тыла.

Потом была целина. С марта 1954 года широким потоком в наш край шли эшелоны с тракторами, сельхозмашинами и автомобилями. Рядом с первопроходцами она трудилась дни и ночи, чтобы пустовавшие ранее земли превратились в богатые хлебные нивы. Оседлала несколько типов новых тракторов и зерноуборочных комбайнов. Многие годы тем же занимался и ее муж, фронтовик Михаил Савельевич. Силами таких тружеников, как чета Шкаруба, крепко встал на ноги целинский совхоз «Кусепский», в отдельные годы сдававший государству по восемьсот и более тысяч пудов добротного зерна.

– Работала как позволяло здоровье, – продолжала Анастасия Семеновна. – Родила троих детей и ни одного дня не была в декретном отпуске. Выручала свекровь, она хозяйничала по дому, помогала нам воспитать достойного сына и двух дочерей.

Более двадцати лет собеседница проработала сначала санитаркой, а потом сестрой-хозяйкой в стационаре межсовхозной больницы. И здесь, среди медперсонала и пациентов оставила о себе добрую память. Одна из встретившихся на улице местных жительниц Айгуль апа сказала следующее: «Анастасия Семеновна – гордость нашего села. Надо было видеть как она душевно относилась к занемогшим! И водички поднесет, и постель перестелет, и непременно посидит минуту – другую у кровати больного. Селяне помнят все хорошее, сделанное нашей Анастасией и безмерно благодарны ей за сострадание и сердечность к людям».

По натуре труженица тыла Анастасия Шкаруба – оптимист. В свои восемьдесят пять не поддается хандре, всегда приветлива и улыбчива, постоянно находится в хорошем расположении духа.

Так держать, Анастасия Семеновна, светлых вам дней и хорошего здоровья.

 

Иван Перерва.

Член союза журналистов СССР и Казахстана.

г.Кокшетау

Яндекс.Метрика