Home » № 24//28.06.2013 » Жил-был художник один…

Жил-был художник один…

В столичной галерее «Хас Санат» проходит выставка павлодарского художника Александра Бибина, отражающая сложные отношения живописца со временем – прошлым и настоящим, протекающим вовне и внутри…

Считается, что понимание категории времени в живописи менялось от эпохи к эпохе. Каждый мастер видел свое время разным, и на каждого мастера время неумолимо накладывало свою печать. Лучше всего об этом говорил сам художник, вспоминая свое детство: «Мой фантастический мир детства слишком рано был оплачен болью, отчаянием и страданиями. Именно поэтому он освещает мой путь и никогда не отодвинется в прошлое. Именно поэтому при малейшем прикосновении к холсту, чтобы я не писал, если это даже и прошлое, я почти молитвенно пытаюсь это засветившееся мгновение вернуть и обратить его в настоящее. И это является единственной формой и реальностью, которой я дышу и живу».

Арт-критики полагают, что «гримасы детства отразились на творчестве Бибина, но не заставили видеть мир только через призму черно-белого». Даже наоборот. Палитра живописца узнаваема особенным цветозвучием – краски его полотен «ликующе ясны и ярки».

Полярные отношения с внешним миром продолжались всю жизнь художника. Ему повезло с учителями – мэтрами живописи Черкасским и Угрюмовым, он на «отлично» сдал экзамены в Петербургскую Академию художеств, но не мог учиться из-за тяжелого материального положения. Одновременно он работал, выполняя ряд крупных монументальных произведений, был принят в Союз художников СССР, провел ряд выставок.

Как бы там ни было, его творчество получило признание и отклик – о работах Бибина пишет поэт Евгений Евтушенко, теплые отклики получает он и от Эрнеста Неизвестного.

Структура произведений мастера многослойна, но столь же противоречива, как его жизненный путь. Его произведения – предметны, но не конкретны, насыщены деталями и одновременно глубоки пространственно, почти всегда по-детски красочны. Сюжеты часто до наивности просты, а смыслы всегда неоднозначны. «Дымка подсознательного, миф и реальность были и остаются в моем воображении не отделимы, так же как и дождь и дождевая туча, ветер и перекати-поле, величие степи и купола безоблачного неба», писал Бибин в эссе «Тонкая нить былого».

В серии портретов жены, написанных им в разные годы, читается тихая радость бытия и одновременно аллюзии к женским образам художников Серебряного века. Свои автопортреты Александр Бибин создавал на протяжении жизни, но только два из них представлены на нынешней выставке. Между ними небольшая временная разница, но вот эмоциональное звучание заметно отличается – оптимистический весенний задор автопортрета 1968 года сменяет напряженный взгляд и теплые, но явно «осенние пламенеющие» рефлексы.

Неисчерпаема у художника и тема для двоих – романтическая или откровенно чувственная. Это такие произведения, как «Когда прилетают лебеди», «Летние радости», «Вишневая пора», «Кроткие наследуют землю».

Также, как и тематические композиции, «пейзажи» этого живописца – не дань жанру. Их наполненность разной смысловой и эмоциональной нагрузкой отражают названия – «музыкальные»: «Соната озера», «Симфония цикад», «Ноктюрн «Осенние листья» или «аллегорические» – «Зов степей», «В поисках света» и т.п.

Талант рисовальщика и колористическая одаренность, как следствие интереса к технике старых мастеров, непосредственность восприятия и неуемное воображение позволяли художнику передать сложные бытийные категории и сюжеты священных текстов в таких композициях, как «Пространство и время», «Время внутри нас», «Аллегория бренности», «Мир не приемлет духа истины», «Отречение апостола Петра».

Парадоксально, но, по мнению искусствоведов, время не только испытывало художника на прочность, но и подарило ему способность очень индивидуально и остро чувствовать, понимать и воплощать на холсте и графическом листе сосуществование жизненных моментов, мыслей, идей, фантазий и, в итоге – размышления о вечном человеческом: красоте, любви и смерти, времени, памяти.

Казахстанский художник удивлял не только соотечественников. Когда-то перед ним распахнул двери Мраморный дворец Русского музея Санкт-Петербурга. За всю историю существования музея сюда не приглашали ни одного казахстанца. Бибин стал первым.

Рита Климова,

Астана

Яндекс.Метрика